Мусорный бизнес сына Генпрокурора травит москвичей

О гениальных детях крупных чиновников не знает только ленивый. Этот природный феномен уже давно не удивляет россиян. Однако, вызывает тревогу тот факт, что дети выращенные в атмосфере пренебрежения к народу, часто становятся беспринципнее своих родителей. Хотя казалось, куда уж более ...

Мусорный бизнес сына Генпрокурора травит москвичей

На это раз речь пойдет о младшем сыне Генерального Прокурора.

Для справки: Игорь Юрьевич Чайка с младых лет показал себя гением экономики. Учась в престижной Юридической Академии, уже на втором курсе, имел несколько проектов в различных областях. О чем самолично поведал в интервью:

Со второго курса института я занимаюсь бизнесом <...> от производства продуктов питания до благоустройства, развития общественных пространств и создания архитектурного облика городов.

В 2010 году, когда московская власть меняется бизнес 22 летнего Игоря Юрьевича резко идет в гору. Он покупает офис напротив Белого дома (под квартирой дочки Собянина) и получает постоянные договоры от московских властей. Как на свое имя, так и имена своих троих бизнес партнеров (например, подряд на вторую очередь реконструкции «Останкино» стоил 2 млрд. рублей).

В 25 лет, Чайка-младший понимает, что все это мелочи и начинает работать с РЖД. Покупает за 3 млрд. рублей 50% акций крупнейшего производителя шпал в России, становясь по сути его хозяином. (В следующем году выручка завода составила 18 млрд.)

Естественно, что завод сразу стал выигрывать все конкурсы в РЖД, что позволило за 4 года – с 2013 по 2017, выполнить заказов на 269 млрд. рублей.

«Игорь Юрьевич искал себя, пробовал разные бизнесы, но оказалось, что выгоднее всего развивать партнерство с госструктурами», – объясняет стратегию Чайки его приближенный.

Мусорный бизнес сына Генпрокурора травит москвичей

Мусорный бизнес сына Генпрокурора

В 2012 году один из представителей Игоря Чайки, известный по его предыдущим проектам некий Цуркан, учреждает компанию Хартия, которая которая получает два 15-летних контракта на вывоз мусора из Москвы (сумма сделки 42,6 млрд. рублей). Для обслуживания которых приобретается мусоросортировочный комплекс и парк мусоровозов.

Объемы вывозимого мусора из Москвы, начинают повышаться с каждым годом (2014-ом компания вывозит 15% всех отходов, в 2015-ом – 20%, в 2016-ом открывает еще 52 пункта по приему мусора.

Хотя сын Генпрокурора не делает секрета, что это его бизнес, даже хвалится придуманным слоганом размещенном на всех рекламных материалах компании: «Пусть всегда будет чисто» . Лишь в 2017 году, ему уже 29, официально покупает 60% акций Хартии и становится ее владельцем.

Буквально сразу же, компания получает еще десятки тендеров на вывоз мусора. Чайке разрешают долгосрочную аренду крупнейшего мусороперерабатывающего завода МСЗ-4 и дают разрешение на на выброс вредных веществ до 2020 года.

С начала эксплуатирования завода компанией Хартия, на фоне все увеличивающихся подрядов на вывоз мусора, все больше загружается и МСЗ-4. (Не другим же отвозить мусор, когда есть свой завод.)

Надо отметить, что завод находится в жилой зоне, что нарушает санитарный регламент, поэтому до прихода Чайки эксплуатировался не на полную мощь. Конечно были и раньше нарекания, но они быстро урегулировались чиновниками, которые более-менее прислушивались к жителям. Теперь же все приобрело фатальный характер.

Фиолетовый дым с МСЗ-4

А уж когда сынок Генпрокурора получил официальное разрешение от московских властей на ежегодный выброс 530 тонн вредных веществ, дело пошло в разнос. Вот только некоторые цифры утвержденные руководителем Департамента природопользования и охраны окружающей среды города Москвы Антоном Кульбачевским.

Ртуть — 86,7 кг. Смертельная доза — 2,5 г.
Диоксид азота — 266 тонн 392 кг в год или 729 кг в сутки.
Свинец и его соединения — 93,6 кг. Смертельная доза 0,5 г.
Более тонны фенола и формальдегида.

Все вещества являют канцерогенами и мутагенами. Но хуже всего то, что теперь нет никакой возможности контролировать конкретные выбросы. Любая проверка упирается в эту бумагу, где черным по белому написано, что разрешено. Да и какая проверка? Не ведомство же родного отца будет проверять.

Посмотрите на это видео, во что превращается завод по ночам. Смотреть с 2:30.

МСЗ стабильно начинает увеличивать выбросы с 24:00 до 8:00.

Тем временем у жителей близлежащих домов все чаще фиксируются признаки отравления, дело даже смогли довести до суда, который прошел этим летом, но естественно общественники его проиграли. Хотя, не зависимо от выбросов, по закону завод должен стоять не менее чем в километре от жилых домов (норма нарушена более чем в два раза).

Вот как описывает суд один из заявителей:

Далее мы заявили ходатайство о привлечении к делу ООО «Хартия» и правительства Москвы не как третьих лиц, а как ответчиков, поскольку эксплуатирует завод уже ООО «Хартия», но он в собственности правительства Москвы, но согласно постановлению правительства Москвы завод отнесен к ведению ГУП «Экотехпром», поэтому, мы считали, необходимо было присутствие в суде всех трех в качестве ответчиков. Нашу позицию поддержал представитель правительства Москвы, но судья безмотивно отказала.
Далее мы заявили ходатайство о назначении судебной землеустроительной экспертизы, чтобы документально доказать, что заселенные многоэтажные жилые дома находятся внутри санитарно-защитной зоны завода, где им запрещено находиться в связи с опасностью для здоровья жителей. Судья снова безмотивно отказала.
После этого сама судья по собственной инициативе самостоятельно высказала ходатайство о прекращении производства по делу в связи с тем, что истец Общество «Принципъ» не имело права обращаться с иском (заявление судьей ходатайства мы видим впервые в судебных процессах). Ответчики, понятно, поддержали. Мы возражали. Право некоммерческой экологической организации обращаться в суд с требованием о прекращении деятельности экологически опасных предприятий закреплено в ч.1 ст.12 ФЗ «Об охране окружающей среды», ранее общество «Принципъ» неоднократно на основе данной статьи добивалось, например, закрытия свалок, но судья сообщила, что такое право должно быть почему-то закреплено и в других законах. Одного закона, принятого Госдумой, одобренного Советом Федерации и подписанного Президентом РФ ей показалось мало. Поэтому она удалилась в совещательную комнату, рассмотрела там свое же ходатайство и производство по делу прекратила.

Вот так и живем ...