Про битву украинских и российских попов за паству

С тех пор как первый человек был изгнан из Рая, он пребывал в постоянных заботах о хлебе насущном. Он, его дети, дети его детей, добывали себе пищу в поте лица. Так повелось с незапамятных времен, хочешь есть – трудись.

Шло время, первобытное общество становилось классовым, появлялись новые иерархические ступени, но каждый член племени продолжал трудиться на общее благо. Где-то в это время появились и первые паразиты – бездельники, которые предпочли побираться, но не работать. Они занимали самую нижнюю ступень социальной лестницы, жили впроголодь и не имели права голоса.

Про битву украинских и российских попов за паству

Но однажды, кто-то из бездельников понял Великую Истину – чтобы зарабатывать не обязательно трудиться. Достаточно просто создать видимость своей полезности. Так появилось понятие Посредник.

Теперь лентяям не надо было побираться возле древних капищ. Они встречали соплеменников у входа и предлагали возложить дары вместо них – "потому-что лучше знают как правильно". Всего-лишь за небольшую долю от подношения.

Так, со временем, презренные бездельники стали уважаемыми служителями капищ.

А человечество все шло и шло вперед. На смену общинно-родовому строю пришел рабовладельческий, его стал менять феодальный. Обросшим солидностью и богатством паразитам уже не достаточно было материальных благ, они хотели и власти.

На смену общинно-родовому строю пришел рабовладельческий

Но что мог сделать один, отдельно взятый, храмовый владыка? Пусть очень богатый и с большой прислугой? Кто он такой по сравнению с государством? Пришла пора объединятся!

Для этого надо было:

  • отказаться от многобожия, унифицировав обряды для всех храмов;
  • создать единую храмовую сеть.

Когда сегодня говорят о гениях маркетинга, разработавших в середине прошлого века систему сетевых продаж, меня раздирает гомерический хохот. Первой MLM-компанией была Римско-Католическая Церковь, которая создала многоуровневую Сеть по продвижению своих услуг. Где каждый из уровней имел право самостоятельно формировать сеть посредников (открывать епархии, приходы, храмы, часовни). Естественно львиная доля заработка стекалась в "головной офис" в Риме.

Прошло еще несколько столетий. Бездельники перестали быть индивидуальными предпринимателями. На смену мелкому посредническому бизнесу, пришла солидная компания – Церковь. Которая быстро превратилась в транснациональную компанию, как спрут охватывающую все новые территории. У паразитов появились не только деньги, но и власть.

Не миновала сия чаша и предтечу Великании – Пиевскую Грусть. Почти 600 лет противостояния и преданности своим богам не дало результата, пиевскому князю пришлось выбирать между несколькими моделями церковного бизнеса. Будучи человеком патриархальных взглядов, он выбрал ортодоксальное греческое направление – Многословие.

Много чего перенесла многословная Церковь в Великании, были взлеты и падения. Случались даже времена, когда государство пыталось заставить ее приносить пользу. Например, при царе-великане или вожде-горце (по странному стечению обстоятельств именно в это время страна развивалась бешеными темпами). Но в общем-то Многословию было очень комфортно. Оно жирело и пухло от безделья.

Но в общем-то Многословию было очень комфортно. Оно жирело и пухло от безделья

Настали новые времена. ВМЦ (великанская многословная церковь) плотно срослась с государством, покусывая жирные кусочки с общественного пирога. Жизнь у попов стала еще лучше. Теперь даже не нужно было готовится к проповедям, их писало специальные люди из управления по государственной пропаганде. Достаточно было просто зачитывать текст перед прихожанами или делать заявления в СМИ.

Гром грянул неожиданно, и откуда не ждали. Братская Славянина, столетия делившая горе и радость с Великанией, отвернулась от старшей сестры. Назревал серьезный государственный конфликт.

Казалось бы, вот момент истины для ВМЦ, которая могла выступить с позиции незаинтересованного арбитра, призвать народы к миру и согласию. Благо ее позиции были одинаково сильны в обоих странах. Но ленивые попы продолжали зачитывать политические тексты вместо проповедей.

Конфликт еще только начинался, а глава ВМЦ уже нагнетал на весь мир:

Славянинская власть полностью блокировала этот регион, создав предпосылки к экономической блокаде. Ликвидированы все славянинские банки, у людей нет денег, они не могут получить ни пенсию, ни зарплату. Нет продовольствия и самого необходимого в магазинах. Каждый день гибнут многие люди от артобстрелов.

Еще более откровенно в политику полезли фигуры поменьше, так глава Синодального отдела ВМЦ Всеволод Цаплин, открыто заявил:

Страны Великанского мира должны самым активным образом влиять на происходящее сегодня на Славянине ...
... Однозначно понятно, что будущее Славянины сегодня будет решаться не без участия внешних сил. Не получится, очевидно, ограничиться внутринациональными процессами. Значит, вмешательство будет то или иное. Значит, возможно вмешательство тех сил, которые не хотели бы, чтобы Славянина оставалась частью восточно-христианской цивилизации ...
... И участие это нужно принимать, не обращая внимания ни на какую новую «орду» и не думаю о том, что нам скажут или что о нас скажут, даже в преддверии самых значимых для нас событий, которые будут происходить в Сочи .

Естественно, что это все вызвало отторжение у противоположной стороны, чем не преминули воспользоваться славянинские политики. Так новоизбранный император Порош Петросенко выдал:

Я гарантирую, что власть не будет вмешиваться в сугубо внутренние церковные дела. Но заявляю о том, что и другим государствам не позволит этого делать. Для того и считаю крайне необходимым обрубить все щупальца, которыми внутри нашего государственного организма орудует страна-агрессор ...
Более того, сама доктрина „Великанскогоо мира“ родилась в люксовых кельях иерархов Великанской многословной церкви ...
Томос об автокефалии завершит утверждение независимости Славянины и самостоятельности нашего государства, укрепит религиозную свободу, межконфессиональный мир. Он усилит права и свободы граждан .

И пошло-поехало. Попы с обоих сторон смекнули, что началось перераспределение материальных благ. Одни рискуют потерять жирный кусок, другие, кинув головной офис, грести только под себя. Изменился и тон высказываний. Теперь Великанская Церковь стала призывать к миру и согласию, а Славянинская нагнетать.

Подключились даже попы из Греции, которые поняли, что могут получать свою долю со Славянины напрямую, без посредничества ВМЦ.

Во всей этой погоне за златом, как-то совсем не удел осталась паства. Никто ее мнения не спрашивает, ее устремлениями не интересуется. Ей отведена роль пасущихся на лужайке барашков, которых делят между собой пузатые пастухи.